«Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые!» (литературные чтения о Ф. И. Тютчеве, о его времени и поэзии)

И. П. Скрыпник, учитель русского языка и зарубежной литературы Веселовской ООШ № 145, с. Раздолье, Бобринецкий р-н, Кировоградская обл.

Цель: определить главные моменты в жизни и творчестве великого поэта; развивать навыки выразительного чтения учащихся, умения воспринимать, понимать, анализировать язык поэзии; воспитывать любовь к родной земле, уважение к окружающим, близким людям, пробуждать любовь к прекрасному, желание творить.

Методы: слово учителя, выразительное чтение, беседа.

Оборудование: выставка сборников стихов поэта, портрет Ф. И. Тютчева.

 

Счастье — как здоровье: если его не замечаешь, значит, оно есть.

И. С. Тургенев

 

 

Ход мероприятия

 

1-й чтец

Оратор римский говорил

Средь бурь гражданских и тревоги:

«Я поздно встал — и на дороге

Застигнут ночью Рима был!»

Так!.. но, прощаясь с римской славой,

С Капитолийской высоты

Во всем величье видел ты

Закат звезды ее кровавой!..

 

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые!

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Он их высоких зрелищ зритель,

Он в их совет допущен был —

И заживо, как небожитель,

Из чаши их бессмертье пил!

 

Учитель. Сегодня разговор о счастье, о времени, о поэзии, о Тютчеве… Почему о Тютчеве? Потому что Тютчев вездесущ. Открываешь книжку, читаешь строки стихотворения и думаешь: «Я мыслю так же, это со мной было, это будет с другими людьми». Так просто, красиво, сильно, чарующе о вешних водах, о грозе в начале мая, об осени первоначальной, о философии бытия, о своей стране… и о любви. Все поэты пишут о любви. Но слог Тютчева особенный. Все поэты пишут о смысле жизни. Для Тютчева он в любви. Все поэты пишут о времени. Стихи Тютчева о согласии с самим собой. Всё ярко, всё страстно, а временами с такой болью, жаждой оправдаться и понять… И мы попытаемся понять поэта и ответить на вопрос: в чём величие его души?

 

Предоставляю слово участникам мероприятия.

 

1-й «биограф». Его малая родина — деревня Овстуг на Орловщине, имение родителей. Такие дворянские семьи называли семьями среднего достатка. Там, в Овстуге, он провёл детские годы. Отец поэта бо?льшую часть жизни прожил в имении, рано выйдя в отставку. Отпущенный на волю крепостной дядька Николай Афанасьевич Хлопов у четырёхлетнего Фёдора Тютчева был первым воспитателем. Большое влияние на будущего поэта имела его мать.

 

2-й чтец

Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний, первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом.

 

Гремят раскаты молодые!

Вот дождик брызнул, пыль летит…

Повисли перлы дождевые,

И солнце нити золотит…

 

С горы бежит поток проворный,

В лесу не молкнет птичий гам,

И гам лесной, и шум нагорный —

Всё вторит весело громам…

 

Ты скажешь: ветреная Геба,

Кормя Зевесова орла,

Громокипящий кубок с неба,

Смеясь, на землю пролила!

 

2-й «биограф». Именно от матери поэт унаследовал любовь к природе. Отсюда, из Овстуга, ощущается особенная русскость восприятия мира. Именно для матери было важно, чтобы её сын получил хорошее образование. Способности к изучению языков проявились у юного Тютчева сразу. Мать увезла его в Москву, где продолжилось его домашнее образование. Под влиянием поэта-переводчика Семёна Егоровича Раича Тютчев начинает сочинять стихи. Уже в двенадцать лет переводит Горация. Знакомство с поэтом Алексеем Фёдоровичем Мерзляковым приводит Тютчева в Общество любителей российской словесности.

 

3-й чтец

Ещё в полях белеет снег,

А воды уж весной шумят —

Бегут и будят сонный брег,

Бегут и блещут и гласят —

 

Они гласят во все концы:

«Весна идёт, весна идёт!

Мы молодой весны гонцы,

Она нас выслала вперёд».

 

Весна идёт, весна идёт!

И тихих, тёплых майских дней

Румяный, светлый хоровод

Толпится весело за ней.

 

4-й чтец

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

 

3-й «биограф». В пятнадцать лет он стал членом этого Общества. Учился в Московском университете. Напечатал несколько стихотворений в «Трудах Общества любителей российской словесности». 1821 год — год окончания университета, получения кандидатской степени, поступления на службу в Коллегию иностранных дел. Граф Александр Иванович Остерман-Толстой, родственник поэта и влиятельный вельможа, помог получить место чиновника российской дипломатической миссии в Баварии. Долгих 22 года Тютчев провёл вне России, стал её представителем в Европе.

 

5-й чтец

Ты зрел его в кругу большого света —

То своенравно-весел, то угрюм,

Рассеян, дик иль полон тайных дум,

Таков поэт — и ты презрел поэта!

 

На месяц взглянь: весь день, как облак тощий,

Он в небесах едва не изнемог, —

Настала Ночь — и, светозарный Бог,

Сияет он над усыплённой рощей!

 

1-й «биограф». Судьба дипломата и судьба поэта. Служенье музам вытеснено занятием иного рода. Дипломат — человек государственный, блюдущий интересы власти и страны. Таким был Грибоедов, таким должен был стать Тютчев. Патриотизм поэта в рифмах и стихах. Патриотизм дипломата в тайных донесениях и отчётах дипломатической почты. Но всё же в журнале «Северная лира» печатаются его стихи, присланные из далёкого Мюнхена. 24 стихотворения Тютчев пересылает Петру Андреевичу Вяземскому, тот их передаёт Василию Андреевичу Жуковскому, а Жуковский Александру Сергеевичу Пушкину. И вот уже в «Современнике» эти стихи получают новую жизнь. Так к Тютчеву, уже зрелому мастеру, приходит известность.

 

6-й чтец

Угоден Зевсу бедный странник.

Над ним святой его покров!..

Домашних очагов изгнанник,

Он гостем стал благих богов!..

 

Сей дивный мир, их рук созданье,

С разнообразием своим,

Лежит развитый перед ним

В утеху, пользу, назиданье…

 

Чрез веси, грады и поля,

Светлея, стелется дорога, —

Ему отверста вся Земля —

Он видит всё и славит Бога!..

 

2-й «биограф». Вместе с поэзией — Божьим даром творить — появляется и другой дар — любить. Первым его серьёзным увлечением стала Амалия Лерхенфельд. Но женился в 1826 г. на вдове одного из дипломатов, которую звали Элеонора Петерсон (Ботмер). Жена была старше Тютчева, но семейный союз оказался счастливым. Элеонора подарила Тютчеву трёх дочерей.

 

7-й чтец

Я помню время золотое,

Я помню сердцу милый край.

День вечерел; мы были двое;

Внизу, в тени, шумел Дунай.

 

И на холму, там, где, белея,

Руина замка вдаль глядит,

Стояла ты, младая фея,

На мшистый опершись гранит,

 

Ногой младенческой касаясь

Обломков груды вековой;

И солнце медлило, прощаясь

С холмом, и замком, и тобой.

 

И ветер тихий мимолётом

Твоей одеждою играл

И с диких яблонь цвет за цветом

На плечи юные свевал.

 

Ты беззаботно вдаль глядела…

Край неба дымно гас в лучах;

День догорал; звучнее пела

Река в померкших берегах.

 

И ты с весёлостью беспечной

Счастливый провожала день;

И сладко жизни быстротечной

Над нами пролетала тень.

 

3-й «биограф». Но в 1833 г. Тютчев увлёкся Эрнестиной Дернберг. Мог разразиться и семейный, и дипломатический скандал. Тютчева перевели в Турин, в Италию на должность секретаря русской миссии, где потом он исполняет и обязанности посла. Но в 1838 г. умирает жена Элеонора. Одной из причин смерти было нервное потрясение во время пожара на корабле в период поездки в Россию. За одну ночь поэт поседел, но через полгода просит у вице-канцлера Карла Васильевича Нессельроде разрешения на брак с Эрнестиной Дернберг. До официального получения отпуска покидает Турин, теряет служебные документы и шифры. Итог — увольнение со службы и лишение придворного звания камергера. Тютчев поселяется в Мюнхене. Через пять лет возвращается в Россию, но вернуться на службу не удаётся. В Мюнхене он становится публицистом. Вскоре его статьи и очерки заинтересовали Николая І и ему вернули все награды и звания, он получает назначение на должность председателя Цензурного комитета в Петербурге.

 

8-й чтец

И опять звезда ныряет

В лёгкой зыби невских волн,

И опять любовь вверяет

Ей таинственный свой чёлн…

 

И меж зыбью и звездою

Он скользит как бы во сне,

И два призрака с собою

Вдаль уносит по волне…

 

Дети ль это праздной лени

Тратят здесь досуг ночной?

Иль блаженные две тени

Покидают мир земной?

 

Ты, разлитая как море,

Дивно-пышная волна,

Приюти в своём просторе

Тайну скромного челна!

 

1-й «биограф». 1854 год. При участии И. С. Тургенева выходит отдельным изданием сборник стихов Тютчева. Его печатают самые популярные журналы той поры. И снова приходит любовь — к племяннице инспектрисы Смольного института благородных девиц Елене Денисьевой. Она была моложе Тютчева на 24 года, ответила ему взаимностью, родила ему троих внебрачных детей. Их гражданский брак продолжался 14 лет. В 1864 г. она умерла.

Ей Тютчев посвятил «Денисьевский цикл» стихов, который часто называют своеобразным романом в стихах. Жена Эрнестина жила в Париже, и Тютчева изнуряло духовно и психически это положение.

 

9-й чтец

Она сидела на полу

И груду писем разбирала —

И, как остывшую золу,

Брала их в руки и бросала —

 

Брала знакомые листы

И чудно так на них глядела —

Как души смотрят с высоты

На ими брошенное тело…

 

И сколько жизни было тут,

Невозвратимо пережитой —

И сколько горестных минут,

Любви и радости убитой…

 

Стоял я молча в стороне

И пасть готов был на колени, —

И страшно грустно стало мне,

Как от присущей милой тени…

 

10-й чтец

Не раз ты слышала признанье:

«Не стою я любви твоей».

Пускай мое она созданье —

Но как я беден перед ней…

 

Перед любовию твоею

Мне больно вспомнить о себе —

Стою, молчу, благоговею

И поклоняюся тебе…

 

Когда, порой, так умиленно,

С такою верой и мольбой

Невольно клонишь ты колено

Пред колыбелью дорогой,

 

Где спит она — твое рожденье —

Твой безымянный херувим, —

Пойми ж и ты моё смиренье

Пред сердцем любящим твоим.

 

2-й «биограф». Смерть любимой женщины потрясла его, и в 1864 г. он едет во Францию, а в 1865-м возвращается в Петербург. Здесь умирают двое его детей и мать. Последние годы — это боль постоянных утрат и последняя любовь к подруге Елены Денисьевой — Елене Богдановой.

 

11-й чтец

Я встретил вас — и всё былое

В отжившем сердце ожило;

Я вспомнил время золотое —

И сердцу стало так тепло…

 

Как поздней осени порою

Бывают дни, бывает час,

Когда повеет вдруг весною

И что-то встрепенется в нас,—

 

Так, весь обвеян дуновеньем

Тех лет душевной полноты,

С давно забытым упоеньем

Смотрю на милые черты…

 

Как после вековой разлуки,

Гляжу на вас, как бы во сне,—

И вот — слышнее стали звуки,

Не умолкавшие во мне…

 

Тут не одно воспоминанье,

Тут жизнь заговорила вновь,—

И то же в вас очарованье,

И та ж в душе моей любовь!..

 

3-й «биограф». Его похоронили жарким летним днём. На дворе стоял 1873 год. Его уход означал уход последнего романтика земли русской.

Мы говорили о жизни поэта, читали его стихи, пытались приблизиться к разгадке тайны его творчества. Для каждого возраста существует свой Тютчев, так же, как и Пушкин, Фет или Лермонтов. Чем отличаются его стихи? Человечностью. Потом уже — изяществом, музыкальностью, красочностью, точностью образов. Но главное — за всем этим стоит Человек…

 

12-й чтец

Чему бы жизнь нас ни учила,

Но сердце верит в чудеса:

Есть нескудеющая сила,

Есть и нетленная краса.

 

И увядание земное

Цветов не тронет неземных,

И от полуденного зноя

Роса не высохнет на них.

 

И эта вера не обманет

Того, кто ею лишь живёт,

Не всё, что здесь цвело, увянет,

Не всё, что было здесь, пройдёт!

 

Но этой веры для немногих

Лишь тем доступна благодать,

Кто в искушеньях жизни строгих,

Как вы, умел, любя, страдать,

 

Чужие врачевать недуги

Своим страданием умел,

Кто душу положил за други

И до конца всё претерпел.

 

Итоговая беседа

  • Что нового вы узнали о Тютчеве?
  • Как вы относитесь к поэзии вообще?
  • Чему нас учит лирика Тютчева? И может ли поэзия быть учебником?
  • Назовите адресаты его лирики и расскажите, что знаете о них.
  • Современен и интересен ли Тютчев для вас?

 

(Учитель в заключение читает свои стихи о Тютчеве (см. приложение).)

 

 

Литература

1. Кто есть кто в мире / Гл. ред. Г. П. Шалаева. — М. : Филологическое общество «Слово» : ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2004. — С. 1442–1443.

2. Русские поэты ХІХ века: Первая половина / Сост. М. С. Вуколова. — М. : Просвещение, 1991. — С. 432–453.

3. Тютчев Ф. И. Лирика / Фёдор Тютчев. — М. : АСТ : Астрель, 2010.

 

 

Приложение

 

Цикл стихотворений «Мой Тютчев»

 

Пожелания (перифраз)

Перефразируя Тютчева

О майской весенней грозе,

Желаю, родная, Вам лучшего,

Желаю Вам солнца в душе.

 

Поэзия, правда,— отдушина

От мыслей, в которых печаль.

Перефразирую Тютчева,

И прошлого очень жаль.

 

И молодость — штука странная.

Всему есть своя цена.

А что для Вас, милая, главное?…

Не говорите, что я…

 

Вот и кукушка старая

Предъявит свой птичий счёт.

Молодость — штука странная,

Если кукушка не врёт…

 

 

Оракул

Оракул предугадывал судьбу.

И завораживали мысли Цицерона.

Всё ощущаешь будто бы в бреду

И ищешь рифму ту, из миллиона.

И кто теперь я — дервиш, пилигрим?

Что означают прожитые годы?

И как стоял бы перед ним

Уже познавшим истинность свободы?

О Тютчев! Он — как божество.

Он — вездесущ в огромном этом мире.

Беру я в руки томик… и тепло

Наполнит душу и придаст мне силы.

 

 

Звезда

Элеонора Ботмер — первая звезда.

Поэту русскому дано в неё влюбиться.

Кладбищенская тишь. И одинокая слеза.

Что ей теперь в могиле этой снится?

Германские сады и девичьи мечты,

Осенних листьев прелесть и покой,

Очарованье трав и шум речной воды,

И голос лета… ну такой родной!

Ей снится жизнь. То половодье чувств,

Которое воспринимаем сердцем.

А что любовь? Искусство из искусств,

Хоть ты родись татарином иль немцем,

Иль пылким итальянцем. Всё равно

Она ведёт нас по дороге к раю.

Тогда в твоей душе опять тепло,

Тогда я Тютчева стихи опять читаю…

 

 

Эрнестина

Поэт любил Баварии долины,

И тихий Мюнхен душу согревал,

И облик незабвенной Эрнестины

Его в тот миг безмерно вдохновлял.

Что делать? Он любил красивых немок.

И фройлен Дернберг, как услада дня.

Но не бросайте вы в поэта стрелок

И Мюнхен уж оставьте для меня.

Элеонора Ботмер здесь страдала,

Его жена… в Турине умерла.

А он любил обеих… Так играла

Судьба с Поэтом… Но любовь верна!

Она не изменила ни на час.

К нему Европа так благоволила.

Седой и влюбчивый. Писал он здесь для нас.

И в них, в стихах, вся глубина и сила.

«Cherché la fammé!» — сказал бы нам француз,

От каждой строчки страстию пылая.

А Тютчев, богоносец нимф и муз,

Любил грозу, грозу в начале мая.

И пусть смеётся над Поэтом свет,

Пустые сплетни щедро распуская.

Он влюбится ещё на склоне лет

И рифма стих родит… Любовь святая!

 

 

Мадам Денисьева

Рифм под шуршащими листьями

Можно найти миллион.

Где вы, мадам Денисьева?

В комнату входит он.

Сил попросить у Боженьки,

Чтоб перед ним устоять.

Счастье и горе множите —

Вышло любить опять.

Видно, женщина сильная.

Неужто Поэт так ослаб?

Или судьбы его линия

Определила, что раб?

Раб этой милой женщины.

Как же вынести всё?

С кем вы теперь повенчаны?

Он и женат ещё…

Что же, мадам Денисьева,

Любить не такая блажь…

Рифм под шуршащими листьями

Теперь я надёжный страж.

Dounload PDF

Відгуки читачів