Литературные чтения: «Мир поэзии Афанасия Фета».10-й класс

 

И. П. Скрыпник, с. Раздолье, Бобринецкий р-н, Кировоградская обл.


 

Цель: систематизировать знания учащихся о жизни и творчестве А. А. Фета; развивать знания учащихся о русской лирико-философской поэзии второй половины XIX века; развивать ассоциативное мышление учащихся, умения анализировать, выразительно читать, воспринимать поэтический текст; воспитывать эстетическое восприятие, прививать чувство человеческого достоинства, уважения к личности.

 

Оборудование: тексты стихов А. А. Фета, портрет поэта.

 

Поэзия — музыка души.

Вольтер

Для меня поэзия — не цель, а страсть.

Э. А. По

 

Ход мероприятия

 

Первый чтец

 

Я русский, я люблю молчанье дали мразной,

Под пологом снегов как смерть однообразной…

Леса под шапками иль в инее седом,

Да речку звонкую под тёмно-синим льдом.

Как любят находить задумчивые взоры

Завеянные рвы, навеянные горы,

Былинки сонные, иль средь нагих полей,

Где холм причудливый, как некий мавзолей,

Изваян полночью,— круженье вихрей дальных

И блеск торжественный при звуках погребальных.

(А. А. Фет)

 

Слово учителя

 

— Фет всегда подчёркивал, что он русский поэт. Это не только отображение личной судьбы, но и осознание особой роли именно русской литературы. Эту русскость он пронёс через всю свою жизнь. Фет из тех поэтов, у кого свой стиль, своё понимание мира, искусства, природы, Бога. Оно индивидуально. Оно соединяет Фета-поэта и Фета-человека. Природа русской глубинки, её материальная и духовная красота, жизненные испытания, выпавшие на долю поэта, любовь, дружба — всё привлекает читателя и ценителя высокой поэзии, если он способен чувствовать и сопереживать…

 

Второй чтец

 

Как беден наш язык! — Хочу и не могу.—

Не передать того ни другу, ни врагу,

Что буйствует в груди прозрачною волною.

Напрасно вечное томление сердец,

И клонит голову маститую мудрец

Пред этой ложью роковою.

 

Лишь у тебя, поэт, крылатый слова звук

Хватает на лету и закрепляет вдруг

И тёмный бред души и трав неясный запах;

Так, для безбрежного покинув скудный дол,

Летит за облака Юпитера орёл,

Сноп молнии неся мгновенный в верных лапах.

 

Первый ведущий (биограф). Тихий немецкий городок Дармштадт стал свидетелем жизненной и семейной драмы. Каролина Шарлотта Фет, жена местного адвоката, бросила своего мужа Иоганна Фета и уехала в Россию с русским дворянином Афанасием Шеншиным. Ничто не смогло остановить Каролину — ни пересуды её бывших сограждан, ни муж, ни отец, который от неё отрёкся. Такова сила чувства! Она вышла замуж за Шеншина, а родившийся от Иоганна ребёнок был крещён православным священником, наречён Афанасием и усыновлён Шеншиным. Сама Каролина позже приняла православие. Когда же мальчику исполнилось 15 лет, Орловская духовная консистория отменила усыновление и будущий поэт стал гессен-дармштадским подданным. Шеншин стал теперь Фетом. И только в 1873 году император Александр ІІ пожаловал ему дворянство, право наследования, но вся Россия к тому времени уже знала поэта Афанасия Фета. Поэтому он так и подписывал свои стихи.

 

Третий чтец

 

Шёпот, робкое дыханье,

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья,

 

Свет ночной, ночные тени,

Тени без конца,

Ряд волшебных изменений

Милого лица,

 

В дымных тучках пурпур розы,

Отблеск янтаря,

И лобзания, и слёзы,

И заря, заря!..

(А. А. Фет)

 

Второй ведущий (биограф). Отец позаботился, чтобы сын смог получить образование. Сначала он учился в немецком пансионе Кюммера в эстонском городе Верро (Выру). В этом пансионе Фет написал свои первые стихи, а через два года поступил в Московский университет на отделение словесности. Большое влияние на А. Фета имел профессор университета С. Шевырев, который редактировал журнал «Москвитянин», был известным в то время критиком. С уважением относился к нему историк Н. Погодин. Дружил он с критиком и поэтом А. Григорьевым. Уже в 1840 году вышел его первый поэтический сборник «Лирический пантеон». В 1844 году Фет закончил университет. Будучи уже довольно известным поэтом, Афанасий Фет становится унтер-офицером кирасирского полка. Ему очень хотелось вернуть себе дворянство и фамилию Шеншин!

 

Четвёртый чтец

 

На заре ты её не буди,

На заре она сладко так спит;

Утро дышит у ней на груди,

Ярко пышет на ямках ланит.

 

И подушка её горяча,

И горяч утомительный сон,

И, чернеясь, бегут на плеча

Косы лентой с обеих сторон.

 

А вчера у окна ввечеру

Долго-долго сидела она

И следила по тучам игру,

Что, скользя, затевала луна.

 

И чем ярче играла луна,

И чем громче свистал соловей,

Всё бледней становилась она,

Сердце билось больней и больней.

 

Оттого-то на юной груди,

На ланитах так утро горит.

Не буди ж ты её, не буди…

На заре она сладко так спит!

(А. А. Фет)

 

Первый ведущий (биограф). Служба в армии не изменила жизненных приоритетов поэта. Херсонская губерния оставила определённый след в его жизни и творчестве. Елисаветград, Новогеоргиевск, Александрия (ныне Кировоградская область) — это те города, в которых поэт оставил частичку своего сердца. Да и местное дворянство благоволило к талантливому поэту. Здесь он встретил Марию Лазич.

 

Но любовь поэта и пианистки не принесла счастья обоим. Реалии жизни, материальные затруднения стали на пути молодых людей. Смерть Марии стала ещё одной жизненной драмой. Через много лет он вспомнит о своей любви и посвятит ей цикл стихов и поэму «Сон поручика Лосева».

 

Пятый чтец

 

Я пришёл к тебе с приветом,

Рассказать, что солнце встало,

Что оно горячим светом

По листам затрепетало;

 

Рассказать, что лес проснулся,

Весь проснулся, веткой каждой,

Каждой птицей встрепенулся

И весенней полон жаждой;

 

Рассказать, что с той же страстью,

Как вчера, пришёл я снова,

Что душа всё так же счастью

И тебе служить готова;

 

Рассказать, что отовсюду

На меня весельем веет,

Что не знаю сам, что? буду

Петь — но только песня зреет.

(А. А. Фет)

 

Второй ведущий (биограф). В 1850 году выходит второй сборник стихотворений А. Фета. В 1853 году поэта перевели в Петербург, в уланский гвардейский полк, что дало возможность принимать более активное участие в общественной и литературной жизни и сблизило с редакторами журнала «Современник»: А. Фет знакомится с И. Тургеневым, И. Гончаровым, Н. Некрасовым. Так в «Современнике» появились новые стихотворения поэта. Дружит с Ф. Тютчевым. В начале 1856 года выходит третий поэтический сборник А. Фета.

 

Шестой чтец

 

Ave Maria — лампада тиха,

В сердце готовы четыре стиха:

 

Чистая дева, скорбящего мать,

Душу проникла твоя благодать.

Неба царица, не в блеске лучей —

В тихом предстань сновидении ей!

 

Ave Maria — лампада тиха,

Я прошептал все четыре стиха.

(А. А. Фет)

 

Первый ведущий (биограф). Полученное наследство позволило в 1858 году уйти в отставку. Недалеко от уездного города Мценска А. Фет покупает имение Степановка, занимается хозяйством. Прерываются связи с «Современником», но А. Фет продолжает писать стихи. Некоторые из них посвящены М. Боткиной, сестре известного врача, которая в 1857 году стала женой поэта, и впоследствии вошли в сборник «Вечерние огни».

 

Седьмой чтец

 

Снова птицы летят издалёка

К берегам, расторгающим лёд,

Солнце тёплое ходит высоко

И душистого ландыша ждёт.

 

Снова в сердце ничем не умеришь

До ланит восходящую кровь,

И душою подкупленной веришь,

Что как мир бесконечна любовь.

 

Но сойдёмся ли снова так близко

Средь природы разнеженной мы,

Как видало ходившее низко

Нас холодное солнце зимы?

(А. А. Фет)

 

Второй ведущий (биограф). В 1873 году Афанасию Фету, как уже говорилось, Александр ІІ вернул дворянство, отцовскую фамилию — Шеншин. Это, конечно, не определило его отношения к творчеству, к размеренной деревенской жизни. Покупка имения Воробьёвка, что в Курской губернии, дала возможность приобретения полной материальной независимости. Он теперь писал не только стихи, но под влиянием И. Тургенева и прозу. А. Фет стал поэтом всероссийского масштаба. В 1881 году у него появился дом в Москве, где он проводил зиму и осень. Активно занимается переводами произведений И. Гёте, в том числе и «Фауста», Г. Гейне, Дж. Байрона, А. Мицкевича, заинтересовавшими широкую читательскую аудиторию.

 

Восьмой чтец

 

Упрёком, жалостью внушённым,

Не растравляй души больной;

Позволь коленопреклонённым

Мне оставаться пред тобой!

 

Горя над суетной землёю,

Ты милосердно разреши

Мне упиваться чистотою

И красотой твоей души.

 

Глядеть, каким прозрачным светом

Окружена ты на земле,

Как Божий мир при свете этом

В голубоватой тонет мгле!

 

О, я блажен среди страданий!

Как рад, себя и мир забыв,

Я подступающих рыданий

Горячий сдерживать прилив!

(А. А. Фет)

 

Первый ведущий (биограф). А. Фет был прекрасным рассказчиком, умел давать очень точные характеристики. Циклы очерков «Из деревни», «Записки о вольнонаёмном труде», книга «Воспоминания» подтверждают, что он был наблюдательным человеком.

 

Поэт неотделим от времени, а время от поэта. 3 декабря 1892 года Афанасий Фет умер, покоится в деревне Клеймёново, родовом имении Шеншиных. Живут его стихи, будоражат наши души, учат любить, сопереживать, прощать…

 

Девятый чтец

 

Давно в любви отрады мало:

Без отзыва вздохи, без радости слёзы;

Что было сладко,— горько стало,

Осыпались розы, рассеялись грёзы.

 

Оставь меня, сметай с толпою!

Но ты отвернулась, а сетуешь, видно,

И всё ещё больна ты мною…

О, как же мне тяжко и как мне обидно!

(А. А. Фет)

 

Заключительное слово учителя

 

— Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Тютчев, Фет… Какие поэтические глыбы!.. XIX век одарил Россию и мир великими именами. Поэзия Фета лирична, откровенна, музыкальна, полна страсти, любви и огня. И мы, читатели, должны поддерживать эту страсть, эту любовь, этот огонь своими поступками, всей своей жизнью. А душа Афанасия Фета будет наблюдать за нами из своей космической высоты и радоваться за всех нас ныне живущих…

 

Литература

1. Гении рифмы : 500 лучших стихотворений всемирной литературы. — Симферополь : Реноме; Квадранал, 1998. — С. 329–330.

2. Золотой сборник русской поэзии. — Харьков : Книжный клуб «Клуб семейного досуга», 2010. — С. 237–310.

3. Кто есть кто в мире / Гл. ред. Г. П. Шальева. — М. : Филологическое общество «Слово»; ОЛМА-ПРЕСС; Образование, 2004. — С. 1471–1472.

4. Пять тысяч строк о любви. Стихи русских поэтов. — Ярославль : Академия развития, 2011. — С. 200–208.

5. Русские поэты XIX века: первая половина / Сост. М. С. Вуколова. — М. : просвещение, 1991. — С. 424–432.

 

Приложение

 

Цикл стихотворений «Страсти по Фету»

 

(1)

Новогеоргиевск. Александрия.

Этапы странного его пути.

Однажды повстречалась с ним Мария.

И может он читал ей здесь стихи.

 

А может было всё совсем иначе.

Он — интересный, молодой поэт.

А Муза часто веселится, плачет.

Откройте сердце, Афанасий Фет!

 

Откройте сердце. Ну, чего вам стоит?

Признайтесь, что влюбились вы в неё.

Она воздушных замков не построит.

Обоим вам так в жизни повезло!

 

Вы встретились — поэт и пианистка —

В заброшенной укра?инской степи.

Она тут видела когда-то Листа.

Да! Ваши души были так близки…

 

Вы не могли тогда соединиться.

И скажут все: превратности судьбы…

Она вам долго, долго, долго будет сниться,

Вы будете искать её следы…

 

И го?лоса чарующие звуки

Не сможете забыть вы никогда.

Вы нежно целовали милой руки,

Они дрожали чуточку всегда.

 

Мария Лазич — девушка и муза.

Таилась смерть в безжалостном огне.

Поэт и пианистка. Нет союза

Прекраснее сегодня на земле.

 

Союза душ… Звучат его романсы.

Он кто теперь? Стареющий поэт!..

А вспомните, каким вы были раньше?

Откройте сердце, Афанасий Фет!

 

(2)

Пушкин в Сасовке

Рассказ Шурочки Добровольской

Отец был предводителем дворянства.

У нас был небольшой красивый сад.

Гостей, конечно, ждали только завтра,

Хотя отец гостям всегда был рад.

 

Весной и летом жили мы в деревне.

Ведь Сасовка — прекрасный уголок.

Не умолкало никогда веселье.

Отец был добрым. Многим он помог.

 

Хозяйство было под началом мамы.

Перебывал весь Елисаветград —

Чиновники, военные и дамы.

Всегда здесь принимали всех подряд.

 

Он в дом входил. Нет, не входил — влетал.

Глаза его искрились добротою,

Отцу и маме он стихи читал,

И так смешно ухаживал за мною.

 

Мы праздновали именины тёти.

И он тогда был первый кавалер.

Казался всем ребёнком беззаботным,

Я часто вспоминаю всё теперь.

 

Услышать это от меня хотели?..

И в Сасовке давно я не была.

Но не забыла, нет, стихи «Адели».

И буду помнить Пушкина слова…

 

(3)

Новогеоргиевск. Александрия.

Для многих это просто лишь слова.

А для него, кавалериста-кирасира,

Частица жизни и сама судьба.

 

Осталась где-то позади столица.

Друзья остались в матушке-Москве.

Он должен, несомненно, дослужиться…

А здесь другие лица…

Вернуть дворянство он хотел себе.

 

Но так ли важно: кто ты — Шеншин, Фет?

Никто бы не посмел бы усомниться,

Что перед ним талантливый поэт.

Поэту незачем к чинам стремиться.

 

И так угодно Богу, может быть.

Новогеоргиевск. Александрия.

И как потом он с этим будет жить?

Недосягаемая, как мечта, Мария…

 

(4)

Фет в Берёзовке

Рассказ Александры Львовны Бржесской

Что я могу сказать вам, господа?

Проходит жизнь. И я на склоне лет

Не забываю, вспоминаю иногда,

Как к нам в Берёзовку впервые въехал Фет.

 

Его стихи, прочитанные нам…

Его шаги, весёлый громкий смех.

Читаю письма, что писал он сам.

Сиюминутных не искал утех.

 

Ведь каждому отмерен Богом век.

У каждого из нас своя судьба.

Соединились в нём поэт и человек,

Который искренним старался быть всегда.

 

Проходит жизнь. И я на склоне лет

Не забываю, вспоминаю иногда:

В Берёзовке читал стихи мне Фет,

А Пушкин в Сасовке. Вот так вот, господа…

 

(5)

Представьте: здесь, в украинской степи,

Любил поэт, писал свои стихи.

А может поменять был даже рад

Тогда Москву на Елисаветград.

 

Провинция. Пусть так. Чем лучше свет?

Его ценили все. Ведь это Фет!

И жизнь его, как неоконченный романс,

В число героев приглашает нас.

 

Провинция. Но в ней живут друзья.

А значит годы не потратил зря.

Он постигал по-новому весь мир

Здесь жил поэт. Служил тут кирасир.

 

Не надо никого нам осуждать.

Достаточно стихи его читать.

Воспоминанья, письма… Он — поэт.

Откроет сердце Афанасий Фет…

Dounload PDF

Відгуки читачів