Использование топонимов на уроках русского языка

 

Г. С. Чернейко, г. Горловка, Донецкая обл.


 

Среди собственных имён значительное количество составляют топонимы. Так в науке называют наименования географических объектов. Функциональное и языковое своеобразие географических названий привело к тому, что их стали изучать в особой отрасли языкознания — ономастике, одним из разделов которой является наука о топонимах, изучающая закономерности их возникновения, развития, функционирования.

 

Топонимы имеют огромную ценность, так как они ориентируют нас на земле. Известный топонимист-географ Э. М. Мурзаев следующим образом характеризует количественный состав топонимов и их роль в жизни человека в своей книге «География в названиях»: «Невозможно представить себе жизнь современного общества без географических названий. Они повсеместно и всегда сопровождают наше мышление с раннего детства. Всё на земле имеет свой адрес, и этот адрес начинается с места рождения человека. Родное село, улица, на которой он живёт, город, страна — всё имеет свои имена. Ежедневное чтение газет, классической литературы, изучение истории культуры и развитие науки приводят к новому, всё расширяющемуся запасу географических названий в нашем языке».

 

Несмотря на то что в настоящее время собран и изучен самый разнообразный топонимический материал, сделаны серьёзные теоретические обобщения, написано немало монографий и пособий, школа по традиции касается лишь их отдельных качеств, не затрагивая, обходя существенные свойства этой категории слов.

 

Известно из практики, что школьники проявляют интерес к этимологии не только нарицательных, но и собственных имён, к которым относятся и топонимы.

 

Эти слова составляют значительную часть русского языка и заслуживают того, чтобы их использовали на уроках в качестве дидактического материала. Кроме того, этот материал даёт возможность учителю показать учащимся, что русский язык, как предмет исследования, находится в развитии, и многие проблемы окончательно ещё не решены.

 

Так, в 6-м классе, приступая к изучению темы «Имена существительные собственные и нарицательные», учащимся предлагается следующий текст.

 

Названиегорода — этопервыйемупамятник. Поэтомулюбоепутешествиепогородуначинается с желанияузнать, чтоозначаетегоимя. Частоонозагадочно.

Что означаютназваниягородовСимферополь и Тернополь? Оказывается, Симферопольполучилдревнегреческоеназвание, гдеСимферо — «собиратьвместе, соединять», поль — «город». А вотназваниегородаТернопольобразовалосьпутёмсложенияобщеславянскихслов«тёрн» и «поле».

Такимобразом, именагородоввсегдаимелисмысл. В них — истокинашегоязыка.

 

Использование этого текста позволяет реализовать не только одну из целей урока — показать учащимся, что имена собственные и нарицательные относятся к разным категориям слов, но и предоставляет возможность рассказать, что собственные имена, к которым принадлежат и географические названия, задают учёным много загадок. До сих пор решается вопрос о том, чем собственное имя отличается от нарицательного. Неужели только тем, что имя собственное пишется с заглавной буквы, а нарицательное — со строчной? Могут ли собственные имена иметь синонимы, антонимы, омонимы, быть многозначными? Почему географические названия, как и другие имена собственные, могут быть лишь существительными, но не глаголами, прилагательными или другими частями речи?

 

Собственное имя, в отличие от нарицательного, не имеет лексического значения, оно закрепляется за единичным объектом и не может быть выражено другими словами, не может быть переведено на другие языки. Исключение составляют те немногие географические названия, происхождение которых прозрачно и содержит в себе характеристику объекта. Например, Чёрное море, Северное море каждый народ переводит на свой язык.

 

Но представьте, что было бы, если бы такие названия, как Золотое, Счастье (города в Луганской области), Красный Лиман (город в Донецкой области), Белая Церковь (город в Киевской области) и многие другие города, посёлки, сёла переводились на иностранные языки? Осложнилась бы работа почты, что отразилось бы на общении людей разных стран через переписку.

 

Подтверждением нецелесообразности перевода топонимов может служить эпизод из книги Э. Вартаньяна «Путешествие в слово». «Во Время второй мировой войны в немецкой разведывательной службе допустили переводческий “промах”, который имел серьёзный отголосок в окружении Гитлера. Одна испанская подпольная организация объявила о скорой встрече Рузвельта с Черчиллем в Касабланке. Немцы, переведя дословно, получили — “Белый дом” (“Каса бланка”), и, таким образом, в нацистские верхи было передано, что британский премьер собирается в Вашингтон, в то время как он ехал в Африку, в Марокканский город Касабланку».

 

В последние годы интерес к истории имён городов, улиц, площадей возрос необычайно.

 

Выражается озабоченность тем, как у нас происходит присвоение и замена географических названий, как они охраняются и изучаются. Ведь целый ряд топонимов возник в определённый исторический период, за их моделями, за семантикой — социальная, культурно-историческая мотивация их наименования.

 

Часто, образуясь на базе разговорной речи, они засвидетельствовали определённый вариант языка, а вместе с тем и определённую стадию в его развитии. Таким образом, топонимы — живые памятники языка, и как носители языковой и исторической информации должны находиться под правовой охраной государства.

 

Изучение темы «Устаревшие и новые слова» (6-й класс) даёт возможность обратить внимание учеников ещё на одну особенность топонимов — большинство географических названий становятся устаревшими в результате государственного акта, в то время как нарицательные слова декретным порядком не вводятся.

 

Для нынешнего поколения школьников привычны и актуальны такие названия, как Дзержинск, Артёмовск, Кировоград… Сейчас не каждый знает, как именовались эти и многие другие города раньше. Дело не в личности того или иного человека, именем которого назван город (хотя в ходе постижения исторических событий прошлого в ряде случаев неизбежно возникает и потребность в переоценке роли этих людей), а в восстановлении исконного названия, стёртого с географической карты, со страниц истории. Поэтому есть смысл предложить шестиклассникам задание: узнать, как назывались эти города до переименования (Дзержинск (до 1938 г. Щербиновка Донецкой области), Артёмовск (до 1924 г. Бахмут Донецкой области), Кировоград (до 1924 г. Елизаветград; до 1934 г. Зиновьевск; до 1939 г. Кирово).

 

Устаревшие географические имена могут возрождаться, то есть возвращаться в активный словарь. Так на карту Украины в последние годы возвратились исторические названия Мариуполь, Луганск, Кадиевка, Святогорск…

 

Говоря о неологизмах, обращается внимание на то, что огромные перемены в общественной жизни страны после Октября 1917 г. коснулись не только нарицательных слов. Они захватили в сферу своего влияния и самые различные собственные имена, в том числе и топонимы. Правящий класс отражает в названиях свою идеологию, свою политику, свою оценку лиц и событий. Следствием этого является перестройка унаследованной топонимической системы. Отсюда десятки таких названий, как Октябрьское, Першотравневое и Первомайское, Червоное и Красное в разных сочетаниях (Червоноармейск и Красноармейск, Червоноград и Красноград).

 

Анализируя топонимы, включающие слово «красный», важно установить, когда и в связи с чем появилось это название, потому что «красный» — слово многозначное. Красное солнышко, красная девица, красный молодец, красный угол. Во всех этих сочетаниях оно имеет значение «красивый, украшенный». А вот в составе населённых пунктов это слово встречается в значении «красивый, живописный» или «расположенный на солнечной стороне»: Красное, Красный Стан, Красная Горка, Красное Село. Иногда при помощи этого слова в топонимике содержалось указание на цвет почвы, например Красноярск (Россия).

 

Таковы некоторые примеры привлечения топонимического материна на уроках русского языка. Его разумное использование, несомненно, обостряет интерес учащихся к предмету, способствует активизации ученической мысли, формирует лингвистическую наблюдательность, расширяет кругозор. А составление, постоянная работа над пополнением дидактического материала — важнейшее условие не только совершенствования обучения, но и активнейший стимул для систематической работы учителя над специальной литературой, один из эффективных путей объединения лингвистической теории и конкретной практической работы.

Dounload PDF

Відгуки читачів